Последний сон Анатолия Васильевича (1990)

КИНОЖЕСТЬ
http://vk.com/club84006669

Творческое наследие Владимира Кобрина – одна из загадок современного кинематографа. На Западе Кобрина называли концептуалистом, основателем русского авангарда в научном кино.

Действие фильма происходит во сне, да еще и, видимо, смертном, поскольку кроме Анатолия Васильевича в нём почти никто не участвует (кроме совсем уж условных фигур в масках или скульптур), а картина наполнена образами смерти, разрушения, руинами, кремацией, омытыми и готовыми к погребению трупами.
Сам Кобрин сообщал, что в этом фильме “исследуется некое промежуточное состояние между человеком и нечеловеком: недочеловек, лишенный божественной искры”. Перед смертью у человека перед глазами проходит вся жизнь, в блуждании сразу после смерти определяется его дальнейшая судьба, в ад он попадет или в рай, переродится животным или божеством. Но, судя по фильму, Анатолий Васильевич будет попросту утилизирован в ничто – таков удел проспавшего всю жизнь человека, встретившегося со смертью.

Владимир Кобрин - «Последний сон Анатолия Васильевича», 1990

--------------------------

"...Герой фильма «Последний сон Анатолия Васильевича» – собирательный образ такого уголовного сознания, в котором мы все пребываем. Все до единого. Мы же с детства живем так или иначе в блатной среде. Уровень блата – это уже кому как повезло. Но вот это сознание уголовное, уголовное право, вернее, уголовное бесправие, блатное мышление, блатная мораль, блатной язык, иерархия ценностей, по сути, тоже блатная – вот это все, применительно к нашей ситуации, мы назвали «Анатолием Васильевичем». Хотя Анатолий Васильевич не блатной человек, несомненно. Человек, который поразил нас и честностью, и трудолюбием. Причем огромным трудолюбием..."

Владимир Кобрин

"...В фильмах Кобрина, населенных тревожными марионетками, движущимися в глубине патологического кукольного театра, в самом деле, никогда нет «человеческого» присутствия, потому что все временно искажено и деформировано, анимировано (иногда посредством применения техники эксцентричного) и ускорено. Люди – это марионетки (немного в манере Бокановского), механизмы, маски, узники, затерянные в хаотическом мире, который мечется вокруг них. Все это влечет за собой сущностную фрагментарность, которая не допускает обособления в глубине фильмового текста отдельного персонажа.

Исключение сделано, может быть, для фильма «Последний сон Анатолия Васильевича» (1990), попытки сосредоточиться на главном действующем лице и на его видениях через деконструкцию некоторых этапов его существования начиная с 1938 года его рождения..."

Бруни ди Марино

http://www.kobrin.mhost.ru/f20.html

------------------------


Владимир Михайлович Кобрин

http://vkontakte.ru/club4698917