71 фрагмент хронологии случайностей

Финальная картина «трилогии замораживания» трансформирует в 71 разобщенную сцену реальную историю об австрийском студенте, который в один прекрасный день вдруг в ярости набрасывается на первых встречных. 71 фрагмент выделяется отходом от расширенного исследования отдельной семьи, как это было в первых двух частях трилогии. Вместо этого, вспышка жестокости контекстуально помещается в некий срез общества: одинокий отец, пара с расстроенными взаимоотношениями, женщина, которая хочет усыновить ребенка, румынский иммигрант…

Финальная картина «трилогии замораживания» трансформирует в 71 разобщенную сцену реальную историю об австрийском студенте, который в один прекрасный день вдруг в ярости набрасывается на первых встречных. 71 фрагмент выделяется отходом от расширенного исследования отдельной семьи, как это было в первых двух частях трилогии. Вместо этого, вспышка жестокости контекстуально помещается в некий срез общества: одинокий отец, пара с расстроенными взаимоотношениями, женщина, которая хочет усыновить ребенка, румынски

Финальная картина «трилогии замораживания» трансформирует в 71 разобщенную сцену реальную историю об австрийском студенте, который в один прекрасный день вдруг в ярости набрасывается на первых встречных. 71 фрагмент выделяется отходом от расширенного исследования отдельной семьи, как это было в первых двух частях трилогии. Вместо этого, вспышка жестокости контекстуально помещается в некий срез общества: одинокий отец, пара с расстроенными взаимоотношениями, женщина, которая хочет усыновить ребенка,...